Девушка из высшего общества.

Опубликовано

– Игорюша, выручай, помоги им пообщаться, – послышался в трубке почти забытый голос бывшего босса. – А кроме того… – голос споткнулся, – мне нужен свой человек в этом гнезде разврата… Выручи, а?

Дело было вот в чем. К боссу приехали финские партнеры. А найти толмача на вечер не удалось. Тот, что обещал, сделал фальстарт и уже сошел с дистанции в запой. Запланированный заранее торжественный ужин должен был спасти я.

Было еще одно затруднение. Босс пообещал дочке взять ее с собой в ресторан. Ей было девятнадцать, и она училась в университете. В ее годы многие прошли уже огонь, воду и медные трубы. Но только не она. Насколько я понимал, личная жизнь студентки заканчивалась входной дверью квартиры. По слухам, ее даже на вечеринки к друзьям сопровождал кто-нибудь из родителей. В общем, маменькина дочка. Мечта всех мальчиков от восемнадцати до восьмидесяти. Типичная Зайка.

Надо думать, обещанный поход в ресторан был для нее большим призом. Но обстоятельства переменились. Папе срочно понадобилось лететь в Москву. В кабак должны были отправиться его замы. Замы по бизнесу, но не по отцовским чувствам. А Зайка с мамой накануне полдня пробегали по магазинам, выбирая прикид. Отказать дочери босс уже не мог, пускать жену в ресторан не хотел. Поэтому роль гувернера также отводилась мне. Поняв это, я содрогнулся от нехорошего предчувствия. Но размер предложенного вознаграждения сделал отказ неуместным.

– Обойдется, – подумал я.

Ближайшие часы показали, как ошибочно было это предположение.

Ровно в половине десятого на присланной за мной машине я заехал по нужному адресу. Жена босса встретила меня, как родного, и чуть ли не под расписку выдала мне Зайку в строгом дорогом костюмчике, норковой шубке и с квадратными от возбуждения глазами. Я дал твердую гарантию вернуть чадо домой не позже двух часов ночи в целости и сохранности. В остальном мне были даны самые широкие полномочия. Я имел эксклюзивное право танцевать с Зайкой, воспитывать ее и строжить, как сочту нужным.

– Игорюша, доверяю вам, как самой себе, – заверила меня мама на прощание.

Ох, не радовало меня это доверие. Слишком велик был шанс не оправдать его. Непросто соревноваться в чадолюбии с родителями.

– Уважаю я твою мать, – больше для поддержания собственной храбрости сказал я Зайке возле лифта.

– Твою мать! – как эхо, откликнулась Зайка, подняв на меня преданные глаза цвета гнилой вишни.

На крыльце она зябко поежилась. В обычные дни в этот час ей, наверное, полагалось уже тихо посапывать в своей девичьей кроватке. Но сегодня все было по-другому. Морозный воздух будоражил. Мы сели в машину, и Зайка доверчиво прижалась ко мне своим костлявым боком. Ее бил легкий озноб – то ли от холода, то ли от предвкушения приключений. И последние не заставили себя ждать.

Все началось сразу после нашего прибытия в ресторан. Остальные приехали раньше и ждали нас.

– Даме водки или вина? – пошутил (для Зайки специально взяли бутылку шампанского) боссов зам, разливающий по первой.

Шутка, как выяснилось, оказалась неудачной.

– Ой, даже не знаю, – неожиданно выдала Зайка. – Что то спиртное, что это. Но в шампанском пузырьки. Я от них пьянею. Так что лучше водки.

Ошарашенный такой логикой боссов зам капнул ей граммов тридцать «Абсолюта», и мы провозгласили тост за дружбу. Моя подопечная тяпнула рюмку довольно ловко, и глаза ее тут же заблестели. Потом стали выбирать меню.

Мне надо было переводить, и я на мгновение отвлекся. Этого оказалось достаточно. Зайка, которую повело уж как-то очень сильно даже для непьющего человека, быстро опрокинула в бокал для шампанского добрый стакан огненной воды и в два присеста осушила его.

Дальше все пошло, как в дурном сне. Я не без труда выдрал бутылку с водкой из цепких девичьих рук, чтобы отставить как можно дальше. Зайка тем временем попыталась открыть шампанское. (Вино подали нераспечатанным, поскольку не знали, когда мы приедем.) Она уперлась голой коленкой в стол и, держа бутылку обеими руками, старалась зубами сорвать пробку вместе с фольгой и проволокой.

– А, так все-таки шампанского? – попытался я сгладить конфуз. – Дай мне, я помогу.

Я открыл вино, наполнил бокал и обнаружил, что девицы за столом уже нет. Обведя глазами зал, я обомлел. Зайка сидела на коленках у здоровенного полупьяного детины в двух столах от нашего.

– Он хороший, – уверенно сообщила мне Зайка, когда я подошел к месту трагедии.

Затем, распялив влажный ротик, она смачно чмокнула мужика в лоб.

– Зайка! – взревел я учительским голосом, перекрывая звуки оркестра. – А ну-ка марш на место! Я все маме расскажу!

На миг ее глаза приобрели осмысленность. В них блеснуло послушание. Но хмель все же взял свое. Взгляд Зайки вновь затуманился, а сама она, обхватив мужика за бычью шею, дурным голосом затянула частушку с весьма двусмысленным содержанием:

– Инсталлировал милок в мою мышку драйверок…

Когда я представил, что будет, если ее девичьи фантазии реализуются прямо сегодня ночью и при моем прямом попустительстве, мне стало нехорошо. Мужик только довольно ухмыльнулся и по-хозяйски похлопал Зайку по худенькой спине.

Позвать охрану? Да нас и самих, даже без финнов, было четверо. Плюс три шофера в машинах… С дядькой мы бы справились. Но Зайка обвилась вокруг его шеи, как неоперабельная опухоль. Не заручившись согласием мужика, вернуть ее в лоно морали без косметического ущерба было практически невозможно. Поэтому я начал переговоры.

– Мне бы девушку, – попросил я ласково.

– Братан, не переживай, – осклабился детина. – Все путем. Я снимаю ее на всю ночь.

Он протянул мне несколько купюр. Я пустился в долгие объяснения насчет того, что родители выдали мне ее до двух ночи в свеженьком белье и ненадеванной юбочке. И что меня не поймут, если я приду и скажу ее маме, что сдал дочку на всю ночь какому-то мужику в ресторане. Подождите, мол, маменька, до утра, а пока вот вам деньги за нее – ваша доля…

– Братан, – сказал мужик (он был весьма нетрезв, но держался достойно), – я понимаю весь прикол. Но и ты пойми меня. Где я сейчас возьму здесь бабу? Не даешь эту – ищи замену…

– Ты только никуда не уходи, – выдавил я и затравленно оглянулся по сторонам.

Обычно в этом ресторане полно девиц не очень тяжелого поведения. Но в тот вечер, как назло, я не увидел ни одной. Оркестр смолк. Семейные пары чинно скрежетали ножами по тарелкам. Зал напоминал пасхальную трапезу мормонов. Единственным светлым пятном, буйством красок и эмоций в рембрандтовском стиле был мужик с вверенной мне Зайкой на коленях.

Я бросился вниз и заметался по холлу.

– Туалет там, – показали охранники.

– Э, ребята, мне бы… как бы… девочки у вас где? – завопил я.

– Эка, брат, тебя прихватило, – посочувствовал один из парней.

– Он сейчас возьмет ее тело, а ее мамаша – мою душу, – застонал я.

Я набрал номер приятеля. Он держал клуб знакомств – так, кажется, это сейчас называется. Хороший семьянин, как многие сутенеры, он уже спал. Я впопыхах объяснил ему ситуацию и попросил распорядиться. Получив адрес, я выскочил на улицу, шмыгнул в нашу машину и сказал водителю, куда ехать.

– Так там же это, как бы сказать… – удивился шофер.

– Вот это «Как-Бы-Сказать» мне и нужно! – огрызнулся я. – Ты ехай, Леня, ехай!

«Мамка» после звонка шефа встретила меня с особым радушием. Я выбрал трех девиц: беленькую, черненькую и (на всякий случай, ибо о вкусах, как известно, не спорят) самую противную – и погнал их к выходу.

– Заводной чувак, – услышал я за своей спиной чей-то одобрительный шепот.

Да, наверное, обо мне в этом борделе потом ходили легенды. Представляете, среди ночи вваливается мужик, галстук на одном плече, язык на другом, торопливо хватает сразу трех девчонок и увозит.

– Господи, только бы он не ушел! – молил я всю дорогу.

Мне повезло. Детина с моей подопечной был на месте. Увидев гостинец, он сдержал слово.

– А ну пошла, малолетка! – рявкнул он, стряхнув вконец размякшую Зайку с колен.

Не помня себя от радости, я схватил ее поперек муравьиной талии, вытащил на улицу и, крепко держа за шкирку, несколько раз с размаху ткнул лицом в пушистый сугроб. Честно сказать, это было самое приятное ощущение за весь вечер. Зайке сразу полегчало.

– Братан, а теперь в морду с разворота. Чтобы знала, – посоветовали дежурившие возле ресторана извозчики.

– Ой, не искушайте, мужики, не искушайте, – застонал я.

Мы успели ровно к двум пополуночи. По дороге домой я опустил в машине стекло, и Зайка почти пришла в себя. Я сдал ее матушке из рук в руки. Дверь захлопнулась.

Я устало опустился на ступеньку. Уф… Ну вот, кажется, и все. Нет. Стоп! Забыл про мораль. Мораль во всей этой истории такова: отныне я хожу на деловые ужины только со взрослыми опытными женщинами. Матерая дама может выпить без закуски бутылку водки и даже не крякнет. В этом ее очарование. Я бы даже сказал – шарм.

Читать еще.