Страшный сон.

Одну женщину мучил навязчивый кошмар. Из ночи в ночь ей снилось, что она просыпается от шороха в спальне. Она лежит в постели и не может пошевелиться. Черной волной на нее накатывает страх.

Людоеды.

В заброшенных бараках, стоящих напротив нового городского микрорайона, обосновались бомжи. Косматые и грязные, они приходили по утрам во дворы и рылись в мусорных баках. Дети от них шарахались. Дворники гнали прочь. Взрослые раздраженно хмурились или старались не замечать.

Кухарка поневоле.

При звуке шагов в коридоре Таня вздрагивает и напрягается всем телом, как будто ожидая окрика. – Три года прошло, как нет старухи, а мне все чудятся ее шаги: топ, топ, топ… – испуганно шепчет она, зябко поеживаясь. – Сейчас опять учить будет. Уму-разуму. Ох…

Девушка из высшего общества.

– Игорюша, выручай, помоги им пообщаться, – послышался в трубке почти забытый голос бывшего босса. – А кроме того… – голос споткнулся, – мне нужен свой человек в этом гнезде разврата… Выручи, а?

Дом на кладбище.

Молодой человек из Сибири приехал в Петербург поступать в университет. Он остановился у своих тети и дяди, которых давно не видел.

Любовь на развес.

Все произошло минувшим летом в одном из южных приморских городов, где я на пляже коротал свой отпуск. Однажды рядом со мной пристроились на песочке две девушки. Под ленивый шум прибоя я невольно – не затыкать же было уши! – подслушал их разговор.

Колдовской круг.

У одного психиатра был пациент, который утверждал, что каждый вечер к нему приходят злобные гномы. Они мучают его, а к утру все раны волшебным образом заживают. Но теперь, когда он рассказал обо всем психиатру, гномы обязательно убьют их обоих.

Успокоитель Макарова.

Толик – замечательный сосед. Он тих, вежлив и культурен. К нему хоть среди ночи можно постучать и попросить взаймы спички, соль или сахар. Никогда не получишь отказа, не услышишь в ответ грубого слова.

Свадьба.

Поскольку делать аборт было уже поздно, решили сыграть свадьбу. Невеста пухла прямо на глазах. Она передвигалась неловко и немного боком, как идущая на нерест семга.

Актер театра малой вместимости.

– Дуглас, – сказал попутчик. – Что? – не поняли мы. – Дуглас, – повторил попутчик и для большей убедительности ткнул желтым от табака пальцем в картинку сканворда: – Это Дуглас. Не Майкл, конечно, а Кирк.