Ехала машина темным лесом…

Дальше-то помните? Правильно: за каким-то интересом, инте-инте-интерес, выходи на букву «эс». Ну, наш интерес тогда был понятен. Возвращались мы домой из Финляндии по Лоттинской дороге. Была зима. Может, и не зима, а март.

Но, как по нашему климату, так все та же зима – снега полно, мороз и мрак. И было это, наверное, лет двадцать назад. Чего, спросите, раньше-то не вспомнил? Помнить-то помнил, да как-то руки не доходили до бумаги.

Работал я тогда переводчиком в торговой фирме. Шеф мой сидел рядом с шофером впереди, а я расположился сзади. Дорога петляла, фары выхватывали из черноты белые, как огромные куски ваты, сугробы да черные стволы деревьев, словно машущих нам ветвями.

— Точно голосуют вдоль дороги, — подумалось мне.

— А помнишь, Александр Петрович, вот так же мы ту самую незнакомку с тобой подобрали? — обратился к шоферу мой шеф, которому, видать, деревья с протянутыми в сторону дороги ветвями тоже напомнили любителей проехать автостопом.

— Как не помнить, — откликнулся шофер. — И погодка была такая же.

— Сколько прошло с тех пор? — протянул шеф. — Лет десять, наверное, нет?

— Да, где-то так, — вновь откликнулся шофер.

— Что за незнакомка? — поинтересовался я лишь для того, чтобы поддержать разговор.

— Да странная какая-то, — пожал плечами шофер, — в платье.

— Чего же бабе-то и не быть в платье? — хмыкнул я.

— Да в одном платье, — вновь вступил в разговор шеф, — на дороге, ночью, зимой.

Тут я понял, что от рассказа шефа мне не отвертеться. Как сейчас не отвертеться вам от моего. Пересказываю то, чем поделился со мной шеф, как уж запомнил.

Тут как бы вся история и начинается. А то, что раньше было, вроде как присказка. И было это, получается, лет тридцать назад: от нашей поездки двадцатилетней давности минусуй еще десятку.

Возвращался мой шеф  с шофером поздно под вечер в Мурманск из Мурмашей. На служебной, кстати, «Волге». Антураж, стало быть, тот же: дорога петляет, фары кидают снопы света из стороны в сторону, деревья машут ветками, как заведенные.

И вдруг где-то в районе кладбища шеф краем глаза заметил впереди справа неподвижную женскую фигуру. Почему сходу понял, что женщина – да по платью и понял. А рядом ничего: ни припаркованной машины, ни другого человека, ни тем более домика какого-нибудь, из которого она могла бы выйти.

— Александр Петрович, тормозни-ка, — распорядился шеф.

Вышли из машины. На небольшом бугорке метрах в трех от дороги стояла молодая женщина. На ней было вечернее платье, на ногах – туфли на шпильке. А мороз был – хоть и не сильный, но отнюдь не для прогулок по кладбищу в одном платье. Да еще и почти ночью.

Мужчины окликнули незнакомку, но ответа не получили. Тогда шеф решил подойти ближе. Женщина спокойно за ним наблюдала. Подойдя вплотную, он снова обратился к ней, но незнакомка лишь улыбнулась в ответ. Мужчина осторожно взял ее за руку. Рука была теплая. Женщина не выглядела замерзшей. Шеф осторожно потянул ее за собой к дороге. Незнакомка не сопротивлялась.

— Подвезем, что ли? — развел руками шеф, подведя неожиданный трофей к машине.

— В платье одном, куда деваться, — ошарашенно ответил шофер.

Спиртным от женщины не пахло. О наркотиках тогда никто как-то не думал. Шеф усадил незнакомку на заднее сидение. Поехали. Всю оставшуюся до Мурманска дорогу шефа мучило какое-то смутное беспокойство. Словно что-то во всей этой ситуации было не так.

Нет, понятно, что ситуация сама по себе была дичайшая. Но чему-то можно было найти логическое объяснение. Скажем, ехали с вечеринки. Не переобулась. А манто или шубку сняла в машине. Повздорили. Психанула. Потребовала остановить. Выскочила из машины. Спутник тоже психанул да и поехал дальше. Или он ее выставил и уехал. Короче, были какие-то варианты. Но вот что-то во всем этом, а что – шеф никак не мог уловить, вообще не вязалось ни с какой логикой. Ну да ладно…

Когда въехали в город, шеф спросил незнакомку, куда ее отвезти. Однако женщина продолжала молчать. Ни на какие жесты – вдруг глухонемая? – она тоже не реагировала. Шофер предложил доставить ее в полицию. Ну, то есть, тогда, конечно, еще в милицию. Но шефу идея не понравилась. Два мужика притаскивают ночью в отделение полураздетую бабу, неизвестно откуда взятую. А вдруг она там возьмет да заговорит? И не известно еще, чего она там может наболтать!

В общем, решили отвезти ее домой к шефу. Жена у него тогда была где-то в отъезде. А сын, поскольку папаша возвращался домой с работы невесть когда, ночевал у своей бабушки. Короче, как снег на голову, они никому не свалятся.

— Только, Александр Петрович, ты со мной пойдешь, — настоял шеф. — Вдруг чего – свидетелем будешь. Может, она заговорит. Отвезем восвояси. А нет – тогда уж в милицию позвоним. Тут ты мне и нужен будешь.

Шофер, хоть и без особого желания, но согласился. Ситуация-то, правда, была какой-то двусмысленной. Не бросать же шефа один на один со странной незнакомкой.

В квартире женщину усадили на диван в гостиной. В ответ на вопросы, как ее зовут, кто она и откуда, женщина продолжала молча улыбаться. Тогда мужчины вышли на кухню перекурить и заодно обсудить план действий. Шеф предлагал вызвать милицию, а шофер – просто выпроводить незнакомку на улицу.

— Куда ж ее на мороз да в платье? — качал головой шеф.

— Тут не кладбище, а город, — резюмировал шофер. — Не пропадет.

Когда через несколько минут, так ни до чего и не договорившись, они вернулись в комнату, женщины там не было. Быстро оглядев всю квартиру, мужчины, отперев дверь, выскочили на лестничную клетку и побежали вниз по лестнице.

— Вы ключ-то взяли, Сергей Иванович? — бросил шефу шедший первым шофер. — А то как бы дверь не захлопнулась.

— Да не захлопнется, — отмахнулся шеф. — Мы, когда Витька в школу пошел и стал сам дома оставаться, щеколду с замка сняли. Чтобы пацан случайно не…

— Так а как же тогда… — начал было шофер.

И оба мужчины бросились назад в квартиру, сообразив, что незнакомка должна быть еще там. Ведь входная дверь, когда они бросились вдогонку, была заперта. Да, женщина могла ее отпереть, покидая квартиру. Но как бы она могла ее потом запереть снаружи без ключа?

Мужчины вновь обыскали всю квартиру, но женщины там не было. Вот, собственно, и вся история. Может, шеф с шофером тогда надо мной подшутили. А может, я сейчас над вами шучу. Словом, хотите – верьте, а хотите – нет. Дело, как говорится, ваше.

И да, чуть не забыл самое главное! Когда уже незнакомка пропала, шеф все-таки понял то, что не давало ему покоя, пока они везли ее в город. Женщина на кладбище стояла метрах в трех от дороги. Может, даже в четырех. Фары «Волги» хорошо освещали весь пейзаж. Но никаких следов вокруг незнакомки на снегу не было. Словно она на тот бугорок с неба спустилась. Вот вам и инте-инте-интерес.