Мамаша

Лена красит волосы в красный цвет и обожает яркую помаду. А еще она всегда носит туфли на высоченном каблуке. У нее хорошая машина и квартира в Питере. Лена…

Впрочем, какая она вам Лена? На работе все зовут ее не иначе, как Елена Сергеевна. Должность у нее такая – серьезная. Хотя, пожалуй, я начал не с того. Давайте лучше вернемся лет на пятьдесят назад…

Валя, мама нашей Лены, выросла в Петербурге. Если уж совсем точно, то в Ленинграде. Жила она – так уж получилось – с бабушкой-блокадницей. Нрава старушка была строгого. И за хлебные крошки, оставшиеся на столе после обеда, девочка получала полотенцем по лицу. Воспитанные таким образом внимание к мелочам и скрупулезность подвигли Валю к поступлению на финансово-экономический факультет. После окончания вуза молодого бухгалтера распределили в Мурманск на одно из «рыбных» предприятий. Здесь она встретила своего будущего мужа, родила дочку и сына. С этого места темп нашего повествования следует немного притормозить.

В школе Лену и ее брата Валерку не любили. Никаких импортных шмоток у них не было. Отец привозил их исключительно жене. В гости к себе брат с сестрой никого и никогда не приглашали. Потому что мать подобные вольности не поощряла. По этой причине и приятелей у ее детей было негусто.

– Ленка, Ленка – кофта с дыркой! – дразнили Лену одноклассницы.

– Да не в рифму же, дуры! Это про Ирку дразнилка! – огрызалась та и, глотая слезы, убегала прочь.

Каникулы брат с сестрой, как правило, проводили в пионерских лагерях. Мать умудрялась достать им путевки на все три смены. Сама она ездила в это время отдыхать в Сочи или Крым.

– Вырастут – сами себе все устроят, – отвечала Валя на слабые возражения мужа, который между рейсами хотел провести больше времени с детьми.

К тому, что все в жизни нужно устраивать самим, Ленка с Валеркой давно привыкли. В старших классах они ходили на овощебазу перебирать дары полей. Заработанные денежки, как правило, еще по дороге домой тратились на конфеты. Ими Валя детей тоже не баловала.

– Бичи с овощебазы! – дразнили их одноклассники. – Помойтесь. От вас гнилью воняет.

– На дураков не обижаюсь, – бормотал в ответ Валерка, а Лена только стискивала зубы и опускала голову.

Отец умер, когда дети еще не закончили школу. Произошло это как-то внезапно и почти буднично. Он смотрел телевизор, прилег на диван. Задремал. Да так и не проснулся больше.

– Мерзавец! – уже через неделю после похорон прокомментировала подругам опрометчивый поступок мужа Валя. – Оставил меня одну с двумя детьми.

После смерти отца жизнь в семье стала еще суровее. Если, конечно, это вообще было возможно. Мальчикам, наверное, в такой ситуации легче. Хотя, как знать, что испытывал Валерка, когда в ответ на предложения друзей сходить в кино вынужден был, отводя глаза в сторону, бормотать что-то вроде:

– Не, не хочу, фильм неинтересный.

Лену же жизнь просто брала на излом. Штопать одежду она давно научилась. Так что «кофтой с дыркой» ее больше не дразнили. Зато добавились другие не менее обидные прозвища – «старушка», «побирушка» и даже «обносок».

– Мама, можно я туфли куплю… на каблуке? – всякий раз, когда мать выдавала ей деньги на новую обувь, робко заикалась Лена. – Можно?

– Ты что, проститутка? – брезгливо кривила рот Валя. – На каблуках только девки на панели стоят. Ты еще губы накрась. Я тебя этими туфлями да по этим самым губам отмордую.

– У тебя плоскостопие, поэтому ты на каблуках и не ходишь! – всхлипывая, взрывалась дочка. – А я…

– Что «ты»? – Валя вновь брезгливо кривила рот. – Хочешь выглядеть, как проститутка? Это уж без меня.

– Хорошо, – шипела Ленка, – пусть будет без тебя!

Но окончательный удар по Ленкиному безрадостному детству был нанесен перед выпускным балом. Мать наотрез отказалась покупать ей новое платье.

– Если руки откуда надо выросли, это перешьешь под себя, – брезгливо процедила Валя, швырнув дочке в лицо одно из своих старых платьев.

Пройдя через ад выпускного бала, Ленка не задержалась в Мурманске ни на день. Даже перспектива собирать крошки с обеденного стола ее не испугала. Поселившись у прабабушки в Питере, она поступила на юрфак. Впрочем, то ли далекие блокадные годы к этому времени задернулись пеленой забвения, то ли просто возраст взял свое, да только правнучку встретила старушка довольно приветливо.

Время шло. Валерка закончил в Мурманске мореходку. Появившаяся после первого же рейса финансовая независимость позволила ему быть смелее в отношениях с матерью.

– Я, мам, пива купил, – сказал он как-то, вернувшись вечером домой. – Выпью, когда футбол буду смотреть.

– Выпей. Мне-то что? – процедила сквозь зубы Валя. – Станешь алкашом, как твой папаша. Тоже сдохнешь на диване.

– Ладно, – согласился сын.

На том и порешили. В доме на какое-то время воцарился хрупкий мир. Впрочем, его вдребезги разбила наметившаяся Валеркина женитьба. Проблемы начались с первой же встречи двух женщин.

– Здравствуйте, Валентина Николаевна! – с искренней радостью хотела обнять будущую свекровь юная невеста.

– Здравствуй, здравствуй, – отстранившись от девушки и скривив рот, процедила в ответ Валя и, переведя взгляд на сына, брезгливо добавила: – Где же ты такую уродину-то нашел. Что, девок получше уже разобрали?

– А он долго выбирал, – скривив рот не хуже самой Вали и прищурив глаза, прошипела в ответ невестка, а потом добавила с нажимом: – Так что вам придется ко мне привыкать, маменька. Потому как жить мы будем здесь, с вами.

Про такие случаи обычно говорят: нашла коса на камень. В общем, невестка Вале попалась достойная ее, с характером. На свадьбу сына мать не пошла, но жизнь ее в одной квартире с молодой хозяйкой существенно осложнилась.

– Ты бы юбку еще повыше задрала, – кривила рот Валя, когда невестка, собираясь на работу, крутилась перед зеркалом в короткой юбке и туфлях на шпильке.

– Не на ваши же кривые ноги мужикам-то смотреть? – тут же, как будто только и ждала предлога, чтобы высказаться, парировала Валеркина жена. – Вы бы шли куда-нибудь погулять. Или к подругам в гости. Можно с ночевкой. А то и с двумя.

– Мой муж эту квартиру получил, тут я и помру! – огрызалась Валя.

– Ну так вы уже сколько это обещаете! – хихикала невестка. – И все никак? В Питер бы к дочке съездили, что ли.

Валя и сама порой вспоминала о питерской бабушке. Да только всякий раз при этом ощущала на лице жгучую боль от полотенца и слышала шепелявое бормотание:

– Хлебом не разбрасывайся! Пробросаешься!

Впрочем, время неумолимо. И однажды с берегов Невы пришло известие: старуха померла. Валя тут же отправилась в Питер.

– Надолго? – поинтересовалась у нее дочь, как только мать поставила сумку с вещами на пол.

– А что? Тебе в двух комнатах коней гонять? Мать мешает? – скривив по привычке рот, огрызнулась Валя.

– Просто я ремонт собираюсь делать, – прищурив глаза, сообщила Ленка. – Будет беспорядок.

– Ничего, я переживу, – вспомнив Валеркину жену, пообещала мать.

Ремонт, как водится, затянулся. А поскольку Ленка целыми днями была на работе, общаться с малярами, столярами и прочими штукатурами приходилось почти исключительно Вале. Когда спустя полгода квартира засверкала новой отделкой, Ленка поинтересовалась:

– Ну, мам, ты когда домой?

– Да я здесь жила, когда тебя еще и в проекте не было! – взорвалась мать.

– Насчет этого не спорю, – согласилась дочь. – Да только времена меняются. И прабабушка квартиру мне завещала. Так что, мам, ты уж извини, но как-то ты меня стесняешь.

– Да как ты смеешь? – возмутилась Валя.

– Оно и тебе так будет лучше, – ласково продолжила дочь. – Не станут тебя мои туфли на каблуках раздражать.

– Да я…

– Мам, не шуми, – с улыбкой перебила ее Ленка, – я уже билет тебе купила. На послезавтра. На вокзал провожу. А потом – ты уж не обижайся – замки на двери сменю.

Валя вернулась в Мурманск.

– А у нас к тебе новость, – сообщил матери на следующее после ее приезда утро Валерка. – Мы ребенка ждем. И понимаешь, мамаша, я бы не хотел, чтобы дочка тебя тут видела, когда родится. Ты уж не обижайся. Из квартиры ты сама выписалась, чтобы пенсию в Питере получать. Так что туда и возвращайся. Чего уж теперь. Тебе у Ленки лучше будет. Так что поживешь недельку-другую и… На вокзал я тебя провожу.

Дальше пробежим скороговоркой по сюжету. Валя промыкалась некоторое время у немногочисленных подруг. Потом купила себе комнатку в общежитии. Должно быть, на сэкономленные когда-то на детских игрушках и одежках деньги. Там теперь и живет. Валерка по-прежнему ходит в море и каждый год обязательно ездит с женой и дочкой отдыхать за границу. А Лена возглавляет юридический департамент в одной крупной фирме. Она красит волосы в красный цвет и обожает яркую помаду. А еще она всегда носит туфли на высоченном каблуке…