Звонок из другой жизни

Аня овдовела рано. Ей не было еще и сорока. Смерть мужа оказалась для нее настоящим ударом. Они прожили вместе почти четырнадцать лет. Воспитывали дочь, ездили в отпуск, строили планы на будущее…

И вдруг оказалось, что будущего, их общего, веселого и разноцветного семейного будущего больше нет. И уже никогда не будет. Осталось одно черно-белое и печальное, как осенний дождь, настоящее. И из него, как из страшного сна, невозможно было вырваться. Женщина переживала не только за себя, но и за дочку, которая, как ей казалось, в свои одиннадцать еще не осознавала весь трагизм потери отца.

По несколько раз на неделе Аня ездила на кладбище, часами просиживая у могилы мужа. Стремительно и незаметно для себя самой погружалась она в темный омут своих путаных мыслей. Чем все это могло закончиться, трудно сказать. И тут неожиданным утешение для вдовы стал мобильный телефон покойного мужа. Впрочем, давайте сначала вернемся немного назад.

Аня и Николай познакомились, можно сказать, случайно. Так уж получилось, что на какой-то вечеринке у общих знакомых они оказались рядом за столом. Потом он пошел провожать ее домой. Потом… В общем, все сложилось как-то так, почти по-книжному. Как будто они были героями телесериала, сценарист которого не особо увлекался перипетиями сюжета. Но если зритель ждет от похождений экранных героев интриг и приключений, то кто же будет жаловаться на их отсутствие в реальной жизни? Тут, как говорится, чем спокойнее, тем лучше.

Надо сказать, что Николай себя не жалел: работал много, часто мотался по командировкам, много курил. Почти сразу после тридцати у него стало пошаливать сердечко. Впрочем, большого внимания он этому не придавал: пройдет как-нибудь, молодой еще. Первый инфаркт случился у него в тридцать семь. Аня, оставив дочку на попечение своих родителей, сутками не выходила из больницы. Врачи и любящая жена сделали свое дело: Николай пошел на поправку. Курить он бросил. Как только позволило здоровье, опять пошел работать. И снова начались командировки.

– Всех денег не соберешь, – убеждала его жена, – притормози, ты нужен нам.

– Я всем нужен, – отшучивался Николай, – не переживай, Аня, все будет хорошо.

И правда, жизнь как будто опять вернулась в привычное русло. В начале лета Николай собрался в санаторий. Куда-то под Питер. Но поправить здоровье ему уже было не суждено. Буквально за пару недель до поездки у него случился второй инфаркт. Преодолеть его последствия Николай не смог. О переживаниях несчастной вдовы сказано было выше. Похороны, слезы, бесконечные хождения на кладбище.

– Нельзя так часто бывать у могилы, – говорила Ане мама, – нехорошо это. Ты должна его отпустить. Каждому на роду свое написано. Это только лебеди, говорят, гибнут, потеряв любовь.

– А у нас, может, тоже так было, по-лебединому? – почти с вызовом отвечала всякий раз Аня.

Так или иначе, но смириться со своим внезапным одиночеством (дочка не в счет – это совсем другая любовь) она никак не могла. И тут начал звонить телефон. В этом месте необходимо сделать небольшую паузу, вдохнуть глубже и рассказать обо всем более подробно. Итак…

Аня возилась на кухне, когда из комнаты раздался первый звонок. Мелодия была до боли знакомая. И Аня по инерции чуть не крикнула:

– Коля, возьми трубку, тебе звонят!

Потом поняла, вздрогнула и почти с испугом пошла в комнату, где на комоде, возле фотографии покойного лежал его мобильный телефон. Неизвестно для чего, но Аня регулярно его заряжала. Как будто ждала каких-то звонков. Но их не было: родственники, коллеги, друзья, безусловно, знали о случившемся. В общем, звонить было некому. И вдруг… Прошел уже месяц, как мужа не стало.

Аня робко взяла телефон, поднесла ее к уху и дрогнувшим и даже каким-то внезапно охрипшим голосом произнесла:

– Слушаю вас?

В ответ она услышала лишь чье-то дыхание.

– Кто это? Кто звонит? – с неожиданным для себя самой нетерпением потребовала Аня.

Но в трубке уже были слышны лишь короткие гудки. Она, конечно, тут же перезвонила, но ответа так и не последовало. Положив телефон на место, женщина вернулась к своим делам. Но неожиданный звонок почему-то не шел у нее из головы. Кто бы это мог быть? Почему ничего не ответил, не поинтересовался? Почему не взял трубку после ее звонка?

– Да просто ошибся кто-то. А извиниться культуры не хватило. Вот тайна-то! – убеждала она сама себя.

Дня через два мужнин телефон вновь зазвонил. Аня бросилась к трубке. Звонили уже с другого номера.

– Алло! Кто это? – поинтересовалась несчастная вдова.

Но в ответ она опять ничего не услышала. Трубку бросили, и Аня еще долго растерянно слушала короткие гудки. Опять ошиблись? Наверное. Перезванивать женщина не стала.

На следующий день телефон снова подал голос. И опять новый номер. Аня взяла аппарат, уже не надеясь получить ответ. Однако она ошиблась.

– Коленька! Это твоя кисонька! Привет, привет, как делишки у мальчишки? – с ходу защебетал телефон приятным женским голосом.

– Какая еще кисонька? – растерянно произнесла Аня.

– Ой, простите, а это кто? – удивилась трубка. – Мне нужен Николай.

– А вы кто? – поинтересовалась Аня.

– Подружка, – охотно сообщила трубка. – А вы? Мама?

– Жена, – уточнила Аня.

– Ничёсе! – удивилась трубка. – А Коля где?

– Коля? – вновь растерялась Аня. – Он… умер.

– Ничёсе! – снова удивилась кисонька. – Правда?

– Ага, – давясь слезами, выдохнула Аня.

– Тогда извините, – печально произнесла трубка, – за беспокойство.

Аня не нашлась, что сказать в ответ. Минут двадцать она сидела, держа телефон в руках и никак не решаясь позвонить. Затем все же собралась с силами и нашла в принятых звонках вчерашний вызов.

– Зайчик, наконец-то! – обрадовалась трубка нежным голоском. – Я тебе вчера звонила. А мне ответила какая-то баба. Твоя благоверная, да?

– Ага, – почти прошептала Аня, – благоверная.

– Твою мать! – огрызнулась трубка и оборвала связь.

По привычке последних тяжелых недель Аня уже хотела выпить валерьянки, как вдруг поняла, что это ей ни к чему. Впервые после похорон она чувствовала себя спокойной. Хотя в голове ее мысли неслись роем:

– Вторая дама более осведомлена. Да, она, по крайней мере, знает, что он был женат. А первая, которая позвонила третьей, – нет. А еще ведь был самый первый звонок. И тоже, видать, не ошиблись. Итого три. И никто из них не знал, что он умер. Ой, а ведь наверняка есть те, которые знают и которые поэтому не звонят…

И Аня тут же вспомнила нескольких молодых женщин, которые были на похоронах, представившись коллегами покойного.

– Да он действительно был всем нужен! – прорычала женщина, чувствуя, как слезы буквально сохнут у нее на щеках.

Правда, которая при живом муже вызвала бы у нее страдания, после его смерти стала для вдовы явным облегчением. В последующие две недели курс терапии продолжился. Аня приняла еще три или четыре звонка. Один (звонили с проводного телефона) точно был междугородним. Теперь уже Аня не спешила со своим «алло», позволяя невидимым собеседницам, не ждущим подвоха от мобильного (читай – почти интимного) телефона, поприветствовать «зайчика», «котика» или «малыша».

Собственно говоря, нашу историю можно было бы на этом и закончить. Но тут на телефон поступил еще один звонок.

– Алло! Алло! – услышала вдова мужской голос в трубке.

Ну, знаете ли, тут бы любой на ее месте растерялся.

– Ай да Коля! – мелькнула у Ани в голове шальная мысль.

– Алло, алло! Николай Семенович, вы меня слышите? – не унималась трубка.

– Это его… знакомая, – руководствуясь неким наитием произнесла Аня, – коллега, так сказать.

– Извините, пожалуйста, – поперхнулась трубка, – а можно с ним поговорить?

– Его нет. Может быть, я вам помогу?

– Возможно, – обрадовалась трубка, – это тренер Дениски.

– Кого? – изумилась Аня.

– По баскетболу.

– Простите, чей тренер?

– Дениса, – пояснила трубка. – Дениска на тренировку не пришел. А мама его не отвечает. А Николай Семенович, давал мне свой номер. Сказал, что в случае чего можно и его побеспокоить.

– Ага, – ошарашено произнесла Аня, – только он умер.

– Господи! – ахнула трубка баскетбольным голосом. – Он же только во вторник у меня был на тренировке!

– Да не Денис умер, а Николай, – вяло пояснила Аня, – Семенович.

– Горе-то какое! – сочувственно зацокала трубка. – Он как у них в семье появился, так мальчишка за ум взялся. В командировки, правда, часто мотался, все в этот, как его, в Мурманск.

– А вы тогда где? – изумилась Аня.

– В Петрозаводске, где же еще? – изумилась трубка ей в ответ. – Теперь Дениска опять от рук отобьется.

– Наверняка, – кивнула Аня. – Прощайте.

Собственно говоря, этот звонок окончательно излечил ее от депрессии.